23.09.2018

Гражданский театр - это все мы

25 и 26 сентября на Большой сцене ARTиШОК представит проект Punch In The Face.
Его драматургия основана на публикациях казахстанцев в социальных сетях, блогах и СМИ о событиях лета 2018 года, которые потрясли всю страну.


Это не будет документальным театром, где есть просто взаимоотношения человека с напечатанным текстом. Это будет спектакль-переживание, разговор с самим собой, со зрителями и государством.

Это, своего рода, новый гражданский театр - с желанием понять причины происходящего.
Искусствовед, театровед, менеджер культурных проектов театра ARTиШОК Анастасия Некрасова специально для @vlast.kz - о понятии гражданского театра и самых известных гражданских режиссёрах XX-XXI века и их проектах.
"Этим летом политикой стали интересоваться даже те, кто раньше был к ней совершенно равнодушен. События июля 2018 года сделали разговоры о том, что происходит в стране, чем-то будничным, что сложно было представить себе еще весной.
ARTиШОК ответил по-своему - специальным проектом PUNCH IN THE FACЕ. В буквальном переводе, "удар в лицо". Честные размышления и, в духе жанра, бьющая наотмашь правда.

Тем временем, в мировом театре о политической жизни уже давно высказываются смело и резко. В Казахстане нет традиций чистого политического/гражданского театра. У нас не было ни Брехта, ни Пискатора, ни Петера Вайса. До сих пор существует убеждение, что театр должен заниматься чистым искусством, но не политикой.
Мы не хотим спорить, но хотим вспомнить самые яркие гражданские спектакли XX-XXI века.


1. Эрвин Пискатор - один из крупнейших немецких театральных режиссёров XX столетия, теоретик театра, коммунист.

Еще в 1920 году Пискатор создает в Берлине первый политический театр - так называемый «Пролетарский театр», где начинает выпускать спектакли явного агитационного содержания, спектакли-призывы, с которыми он выступал для того, «чтобы делать политику».
В октябре 1920 года Пискатор ставит программу «День России». Она состояла из трех пьес: «Калеки», «У ворот», «День России».
Действие представления разворачивалось на фоне географической карты и монтировалось из мелких эпизодов. По сути, спектакль показывал отношение к революции в России среди представителей различных общественных классов.
Действие, к тому же, комментировалось при помощи специально введенного в спектакль персонажа, который давал оценки, а также при помощи сопоставления событий в других странах и в другие времена. Через год после премьеры спектакля «Пролетарский театр» Пискатора был закрыт по распоряжению берлинского полицай-президента.


2. Бертольд Брехт - немецкий драматург, поэт, прозаик, театральный деятель, теоретик искусства, основатель театра "Берлинер ансамбль".

«Правосудие в наше время не такое простое дело» или «Ради чего стоит жить?» Эти фразы Бертольда Брехта (во время репетиций) вошли в историю.

«Отчуждение — путь Брехта. Он политически ничей, поскольку никто не считал его своим. Он был чужим для буржуазной Германии, которую эпатировал в 20-х и которую покинул после прихода Гитлера к власти. Не стал он своим и для Голливуда, где шесть лет добывал средства к существованию киносценариями. В 1947 году Брехт был обвинен в «антиамериканской деятельности» и вызван на допрос перед Комиссией Конгресса в Вашингтоне. Но и в Советском Союзе его произведения были запрещены 15 лет. И открыты заново только в период «оттепели», уже после его смерти.

«Мамаша Кураж» – самая известная пьеса Брехта, написанная в 1945 году в Америке. В основе пьесы лежит библейская притча о царе Соломоне и двух матерях, спорящих, чей ребенок. Действие разворачивается на фоне Второй Мировой Войны. В этом произведении Брехт ставит вопрос, чего стоит добрый поступок?

Бертольд Брехт стоял у истоков совершенно нового – ГРАЖДАНСКОГО - театра, где главная цель автора и актёров — воздействовать не на эмоции зрителя, а на его разум. Главная задача, которую ставит Брехт перед своей аудиторией — не верить, а думать.


3. Петер Вайс - немецкий писатель, художник, драматург, режиссёр.

Правоверный сторонник социализма, превратившийся во врага СССР.
В пьесе «Троцкий в изгнании» он первый в истории европейской послевоенной драмы заговорил о сталинских политических репрессиях. Пьеса показалась на Востоке настолько крамольной, что даже давний друг Вайса, режиссер Ханс Ансельм Пертен, директор и главный режиссер Ростокского театра, поставивший на своей сцене чуть ли все предыдущие революционные и документальные произведения западного драматурга в собственной, «социалистической» редакции, вопреки ожиданию Вайса, отказался выпускать в своем театре его новый опус.
Вайсовская драма-фреска соединяет в себе мотивы исторической трагедии и сценической оратории, в которой так много отзвуков документальной драмы с ее монтажом, приемами агитационного театра и театра улицы.

Собственно, действие пьесы происходит в Мексике в канун убийства Троцкого, 20 августа 1940 года. Троцкий все время сидит за рабочим столом, наплывом возникают сцены с участием Плеханова, Мартова, Гапона, Ленина, Дзержинского, Сталина, остальных членов ленинского политбюро. Каденции сюжета ведут нас то в места ссылки Троцкого и его товарищей, то к событиям 1905 года, то к годам эмиграции партии в Цюрихе (1915–1916); панорамно воссоздается картина сталинских процессов, и наконец исторические рамки действия замыкаются сценой «Смертная казнь» — убийством главного героя.


4. Михаил Угаров - российский драматург, режиссёр театра и кино, сценарист, один из организаторов фестиваля молодой драматургии «Любимовка», художественный руководитель «Театра.DOC».

«Театр.doc», сооснованный Угаровым, был и остается единственным местом в России, где гарантированно можно увидеть бескомпромиссный политический и гражданский театр. Спектакль о смерти Сергея Магнитского, спектакль о реакции населения России на трагедию в Беслане, спектакли об узниках «Болотного дела» и об обычных гомосексуалах — и громкие кейсы, через которые становилось многое понятно про устройство современной России, и общие пласты реальности — все это в его театре таким специальным образом транслировалось на аудиторию, что это очевидно служило поводом для преобразований — внутри каждого конкретного человека, но также и в открытой гражданской среде.

«Час восемнадцать» - документальный спектакль-суд над убийцами юриста Магнитского. Один час восемнадцать минут — столько времени умирал в «Матросской Тишине» Сергей Магнитский, связанный по рукам и ногам. Авторы открыто называют подлинные фамилии всех участников событий ноября 2009 года.

«В «Часе восемнадцать» мы ставим зрителей в положение судей, заставляя их буквально ерзать на стуле. Герои спектакля адресуют свои оправдательные монологи напрямую в зал. Судья Криворучко постоянно просит у них кипяток: «Пожалуйста, дайте кипяточку. Ну, нельзя же так с человеком». И у кого-то из зрителей рука тянется к бутылке с водой, если она рядом. А потом они ее одергивают, когда вспоминают, кто перед ними. И после спектакля делятся своим дискомфортом».



Какой же театр можно назвать гражданским… Тот, что будит сознание гражданина. Любой спектакль, который уничтожает самодовольство и самодостаточность. Театр, не останавливающийся лишь на развлекательной функции. Протестный театр, который в состоянии рефлексировать и резонировать в поле социума. Ответов и вариантов много. Каждый решает для себя!